Кто такие выживальщики и как они спасаются от эпидемии

Они умеют делать веревки из пластиковых бутылок и добывать электричество из деревьев, обустраивают в лесах тайники с провиантом и готовятся к приближающейся катастрофе. В мирное время над ними подтрунивают, но сейчас, в разгар эпидемии, уже непонятно, кто будет смеяться последним.

«Можно ли назвать нас параноиками?»

В Сети давно появились группы выживания: там всерьез готовятся к любым ЧП — от столкновения с гопниками до ядерной войны и конца света. Учатся добывать воду в лесу, обсуждают схроны с провизией, выясняют, как охотиться с луком и разводить огонь без спичек и зажигалок. К нынешней эпидемии большинство выживальщиков готовы: у них есть запасы, позволяющие долго не выходить из дома и не контактировать с другими людьми. Некоторые объединились в группы и перебрались за город, где можно «гулять по лесу, не боясь заразиться». О продуктах и медикаментах выживальщики уже не беспокоятся — собирали все необходимое в течение нескольких лет.

«Движение возникло в Америке во времена холодной войны. А с развитием интернета дошло и до нас», — рассказывает Виктор Ибрагимов (имя изменено по его просьбе), один из выживальщиков.Виктор Ибрагимов

Они всегда придерживаются определенных правил: стараются передвигаться по городу разными маршрутами, держат руки свободными, избегают банковских карт, ходят пешком по лестнице и хранят «тревожный чемоданчик», где есть все, чтобы продержаться как можно дольше при экстренном бегстве из дома.

Тут достаточно много нюансов. «Одни полагаются на навыки и учатся выживать в диких условиях, другие готовят запасы и организуют место длительного проживания», — уточняет выживальщик Анатолий Ефремов (имя изменено по его просьбе).

Есть разночтения и в вопросе о том, что делать, если глобальные катаклизмы (выживальщики зовут их БП), к которым так долго готовились, все-таки произойдут. «Часть считает, что при БП все-таки лучше оставаться в городах, их оппоненты (как я, например) — за то, чтобы сразу уходить оттуда, — поясняет Ибрагимов. — Но это зависит от твоего окружения. Людям совсем неподготовленным лучше не уезжать, может быть, им удастся прибиться к какому-нибудь сообществу. А за городом их ждут холод, голод и я — если мне понравится их обувь. Шучу».Хорошие новости

Подготовка к БП — если расшифровать литературно, большому происшествию, — важный элемент культуры выживальщиков. «БП может произойти с кем угодно когда угодно. Это же не только ядерная война, но и любая нестандартная экстренная ситуация. Пошли за грибами и заблудились, заглохла машина зимой на трассе, перевернулась лодка, напали гопники в подворотне — все это БП. Выживальщики готовы к этим ситуациям и умеют достойно выходить из них. Быть выживальщиком — это стиль жизни, особый вид мышления. Я заставляю себя смотреть тяжелые видеоролики: жестокие драки, убийства, открытые раны и тому подобное. Делаю это, чтобы во время какого-нибудь БП не «зависнуть» от страха и шока. У меня дома стоит коробка с зажигалками и еще одна — со спичками, хотя я умею разводить огонь с помощью льда, огнива, ложки, пластиковой бутылки, презерватива, ваты. Можно ли назвать нас, выживальщиков, параноиками? Можно. Называйте как хотите. Но когда наступит БП, именно мы будем готовы к жизни с измененными реалиями».

То, что происходит в России прямо сейчас, выживальщики расценивают как начало того самого БП, к которому они усиленно готовились.

«Привет из солнечного Подмосковья»

С выживальщиком Анатолием Ефремовым мы были знакомы раньше — я брала у него интервью. В прошлый раз мы встретились в кафе на цокольном этаже одного из московских кинотеатров. Анатолий усадил меня за столик у стены под мощными перекрытиями, рядом с декоративным водопадом. Это его давнее место встреч, выбранное из соображений безопасности: здесь есть вода, перекрытия в совокупности с глубиной залегания защитят в случае ЧП на поверхности.

«Привет из солнечного Подмосковья, где можно гулять в лесу, не боясь заразиться», — ответил он на мое сообщение в социальных сетях, отправленное на днях, и прикрепил фото с видом на сосны.Распространение нового коронавируса

В начале марта, когда в крупных сетевых магазинах внезапно опустели полки, а гречка и туалетная бумага стали дефицитом, Анатолий Ефремов собрал небольшую группу единомышленников (около десяти человек) и переехал в загородный дом, где задолго до этого сделали запасы — как раз на случай БП. По словам выживальщика, в этом убежище достаточно места для «личного карантина» — после переезда каждый изолировался на две недели. Симптомов не появилось ни у кого.

"Кое-что пришлось срочно доставать, конечно. Например, изопропиловый спирт и гипохлорит натрия. И морозилку мясом забивать. Маски мы не скупали, они нужнее врачам и больным. Вместо этого есть многоразовые респираторы, если выйти в люди придется", — рассказывает он.

Я осторожно замечаю, что в магазинах полки вновь полные. Даже есть гречка, которую скупали десятками килограммов. Но впечатлить собеседника мне не удается.

«Так ведь в магазины ходить надо. Трогать грязные тележки, дверные ручки, дышать воздухом… И потом, так будет не всегда», — уверен он.

У самого Анатолия есть также самые необходимые лекарства и средства самозащиты. «В нашей команде все — владельцы гражданского оружия. Все законно. Запас патронов также имеется, но без фанатизма. Часть законсервировали для длительного хранения», — делится подробностями Ефремов.Распространение нового коронавируса

В изоляции команда выживальщиков планирует прожить до конца апреля. «Лишь бы порядок в поселке был, мигранты бы не шалили, а то их тут много ходит. Видимо, работу потеряли или не смогли вернуться на родину. Пока мы стараемся следить за порядком. Благо, есть среди нас бывшие сотрудники полиции, знают, как все организовать. У нас тут хороший интернет, трое работают на удаленке, остальные живут на запасах, потому что по их специальности удаленка не получается. Например, я сам — массажист».

Но всем, кто не озадачился переездом заранее, он советует сидеть дома: «Раньше надо было за город перебираться, а теперь оставайтесь на самоизоляции, потому как шансов подхватить вирус будет только больше».

«Тогда все хорошо кончилось»

Анатолий «выживает» уже довольно давно, эта идеология близка ему с подросткового возраста.

"В 13 лет я поехал на дачу к дедушке с бабушкой, решил погулять в лесу, ушел потихоньку, чтобы никто не видел. Заблудился и провел там где-то сутки, не имея ничего, чем можно разжечь огонь. В тот момент задумался, что хорошо было бы носить с собой ножик и зажигалку. Тогда все хорошо закончилось, я сам вышел из леса. Но ночью было очень холодно, хотелось есть, пить, кусали комары. В тот момент я выделил основное, необходимое человеку: вода, еда, тепло, безопасность, возможность поспать. И все это можно носить с собой в рюкзаке", — вспоминает Ефремов.

Как и у большинства выживальщиков, у него есть определенные правила — он уверен, что они делают его жизнь безопаснее. Считает, что банковские карты — «очень нездоровая тема», и предпочитает наличные. Старается избегать входов -«вертушек» в торговых центрах, с осторожностью относится к лифтам. «Я всегда ношу с собой нож — это многолетняя привычка. У меня нет паранойи. Это просто здравый смысл», — говорит он.

«Выживет только стая»

Ефремов считает, что многие его «коллеги» просто хотели в мирное время поиграть в выживание: носить камуфляж, прятать продукты в ближайшем лесу, держать в руках оружие.Наручный компас

«Все компетенции выживальщика упираются в определенный предел: в какой-то момент, что бы ты ни делал, ты умрешь. И рассуждения, что вот наступает БП, а мы с рюкзаком уйдем в лес, где ждет схрон, — чушь собачья. У нас холодная зима, об этом все забывают, когда берут американские шаблоны. Вода в земле замерзает, расширяется и выталкивает эти схроны — бочки с продуктами — наружу. Люди этого не понимают, они хотят поиграть. Живучесть одной группы — полтора года. Знаешь почему? Потому что БП не наступает. Они два года в это играют, а потом надоедает. Выживание — это бренд, на котором паразитируют все кому не лень, продают шмотки, проталкивают свои идеи», — машет рукой Анатолий.

Он — организатор движения, девиз которого «Одиночки не выживут. Будь в стае». Залогом благополучия Ефремов всегда считал создание надежной команды: «Без группы взаимопомощи, без организованной вооруженной аграрной общины выжить невозможно. Ты либо будешь работать у кого-то на плантации сразу, либо очень долго прятаться, но в итоге тебя все равно найдут».Распространение нового коронавируса

До эпидемии Анатолий и его команда периодически проводили мастер-классы по выживанию — есть мероприятия, на которые приглашали всех желающих, но бывают и закрытые, только для своих. Это и лекции, и довольно экстремальные практические занятия, например, купание в проруби и хождение по углям, самооборонный пейнтбол с выкрученными на максимум баллонами со сжатым газом. «Синяк остается, все вполне серьезно. Мы поняли, что мало стрелять по мишенькам в тире — нужно, чтобы мишеньки стреляли в ответ», — поясняет собеседник. Группа выпустила методичку по обработке ножевых ранений, организовывала мастер-классы по самопомощи.

Все тренинги Ефремов отрабатывал на себе. «В 2010 году я поехал в лес и впервые решил попробовать пройтись по углям. Выбрал красивое место, нажег поленьев, разровнял палкой. Я где-то читал, что нужно смочить ноги водой, так и поступил — наверное, глупее нельзя было сделать ничего. В результате обжег стопу до волдырей, не знаю, как дошел домой».Распространение нового коронавируса

Он говорит, что подготовка к возможному апокалипсису для его команды никогда не была самым главным. «Это «побочка». Если тратить кучу энергии на ожидание конца света, больше ничего не успеешь. Да, когда человек приходит (в сообщество. — Прим. ред.), ему хочется быть крутым перцем: камуфляж, рюкзак, ружье. И нужно ему это дать, иначе он разочаруется. Ты показываешь ему основы, а потом говоришь: это только кусочек. В команду нужно брать людей, которые интересуются чем-то большим», — убежден Ефремов.

Сейчас, во время эпидемии, Анатолий не изменил своим взглядам: «Прошу особо подчеркнуть: если бы не команда, мы бы не смогли успеть сделать так много для подготовки».

«В любой момент готов все бросить»

Выживальщик Виктор Ибрагимов не боится коронавируса и уверен, что главную опасность будут представлять люди, которые потеряют работу из-за эпидемии. В частности, он отмечает, что в его городе немало тех, кто получает черную зарплату, поэтому, по его словам, «многие проголодаются». «Так что вся веселуха еще впереди, хотя я бы очень хотел ошибаться», — высказывает мнение собеседник. Виктор Ибрагимов

Сам он давно приготовил план бегства: «У меня дача далеко от основных городов, близко вода, лес, полная автономия. Запасов хватит до следующего урожая, плюс охота, рыбалка. Сейчас у меня полный бак в машине, в любой момент могу бросить все и в течение часа покинуть город. Держит только дистанционное обучение дочки».

«Запечь голубя в глине»

Виктор Ибрагимов — выживальщик со стажем. В движение пришел из-за любви к походам и родным самарским окрестностям. «Сколько себя помню, всегда бродил по лесам, причем далеко забирался. Сейчас, будучи отцом двоих детей, не понимаю, как меня спокойно отпускали и не слишком ругали, если возвращался поздно. Я мог поймать рыбу и приготовить ее на костре, запечь в глине курицу или голубя, знал, какую траву можно есть. Поэтому не могу сказать, что я в какой-то момент стал выживальщиком: я им был давно, просто однажды узнал, что есть такое движение», — объясняет он.

Виктор периодически отправляется на выходные в лес. Для каждой вылазки придумывает условие: наловить и приготовить беззубок (двустворчатые моллюски, обитают в илистом или песчаном грунте), пройти маршрут за определенное время, не пользоваться посудой, ограничиться литром воды, найти озера и проверить, есть ли в них рыба. «Места у нас в Самарской области просто фантастические. Обычно выезжаю один или с товарищем, в больших группах не хожу».Поход по Самарской области

Ибрагимов говорит, что с экстремальными ситуациями в реальной жизни сталкиваться не приходилось, впрочем, добавляет, что однажды вместе с другом отбивался от стада кабанов. «Мы полночи стояли спина к спине, отгоняли их криками и огнем. Честно говоря, повезло нам: кабаны какие-то спокойные были, такое ощущение, что играли с нами. Поросята время от времени пробегали по нашему лагерю, а старшие держались поодаль — не нападали, но и не уходили».

Виктору 37 лет, он отец двоих детей, по образованию инженер-металлург. В обычной жизни тоже придерживается строгих правил: носит с собой несколько ножей и мультитул, никогда не ходит в наушниках, не использует сумки и пакеты — только рюкзаки, чтобы были свободны руки. «Дома собран «тревожный чемоданчик» — рюкзак со всем необходимым на три дня. Там вода, еда быстрого приготовления, теплая кофта, носки, ксерокопия документов, аптечка, два ножа, ложковилка, мусорные пакеты, «космическое» одеяло, спички, зажигалка, огниво, блокнот, ручка, фонарик, свечи», — перечисляет собеседник.РИА Наука

Принадлежность к выживальческому движению повлияла даже на выбор профессии. «Работал в основном в электронной коммерции, потом у меня был свой магазин-кулинария, но продал его. Сейчас я массажист — занимался этим всю жизнь, но посмотреть на это как на профессию меня сподвигла выживальческая тема. Массаж не требует никакого дополнительного оборудования: руки всегда с тобой», — объясняет он.

«Конца света можно не дождаться, а дача нужна всегда»

Александр Чубарев — редактор журнала для выживальщиков. Тренировками на выживаемость в лесу с одним топором и зажигалкой он не занимается — не хватает времени. А вот обеспечить семье надежное убежище со всеми запасами всегда считал своим долгом.

"Мне попалась в руки книга одного известного в кругах выживальщиков автора — он писал в частности про зомбоапокалипсис. К подобным вещам я, конечно, отношусь с юмором. Начал задумываться о безопасности, когда появилась дочка. У меня есть оружие, я строю дом с автономными коммуникациями. Это не бункер — обычное здание в райцентре, подальше от мегаполиса, где в случае ЧП будет меньше поражающих факторов. Конца света можно и не дождаться, а дача нужна всегда", — рассуждает Александр.

В квартире у Чубарева давно собран «небольшой», по его словам, запас еды: на несколько месяцев. «Килограммов десять макарон, пятнадцать — круп, это постоянный остаток. Его нужно иметь всегда. Прямо сейчас провожу ревизию, что нужно подкупить», — добавляет он.

Загородный дом Чубарева еще не достроен, поэтому эпидемию он переживает с семьей в Новосибирске. И Александру, и его жене удалось сохранить работу, поэтому он надеется, что их семья выйдет из кризиса благополучно.

Источник ria.ru

Оцените статью
Онлайн-карта Коронавируса
Добавить комментарий